Новости

Системы укрепленных поселений на всей территории Боспора

Системы укрепленных поселений на всей территории БоспораСтратегические задачи по поддержанию собственной власти на Боспоре и стремление создать противовес сепаратизму полисов вызвали необходимость в создании системы укрепленных поселений на всей территории Боспора. Наиболее яркие образцы подобного типа укреплений — это так называемая «усадьба Хрисалиска» на Тамани и резиденция царского наместника близ озера Чокрак в Восточном Крыму. Время возведения укрепленных поселений на царских землях — 70—60-е гг. до н. э.

Появление укреплений на обширной сельской территории Боспора стимулировало товарообмен между городами и хорой, что выражается в идентичном характере находок на усадьбах и в городах остатков керамической посуды, монет, гречской мозаики и других предметов обихода. Это, в конечном итоге, привело к экономическому подъему. Поскольку такие поселения создавались, как правило, из воинов — выходцев из местной среды, а также из других областей, подвластных царю Понта, то это еще больше втягивало воинов-катойков в хозяйственные связи с городами, способствуя развитию сельского хозяйства на хоре. Последнее обеспечивало бесперебойные поставки продовольствия царю для ведения войны с римлянами.

Экономическая выгода политики опоры на царские земли и существовавшие на них укрепления, а также политические причины, связанные с существенным ограничением полисных свобод после попытки боспорцев и колхидцев отделиться от царя в конце 80-х гг. до н. э., заставили Митридата ускорить строительство системы укрепленных поселений, что по времени совпало с его отступлением на Боспор и планами использовать его как плацдарм для ведения войны с Римом в 60-е гг. до н. э.

Однако блокада Понта римлянами, захват родовых владений царя в Малой Азии и фактическая потеря Колхиды заставили новую экономическую систему Боспора, созданную Митридатом для обеспечения продовольственных и сырьевых нужд Панпонтийской державы, работать вхолостую и ориентироваться только на нужды внутреннего рынка. Это вызывало недовольство местного населения и стало одной из причин восстания против Митридата, завершившегося его свержением.

Сын и преемник Митридата Евпатора — Фарнак II, имевший грандиозные планы восстановить державу отца, должен был поэтому с объективной неизбежностью продолжать опираться на военно-хозяйственные поселения на царской земле. С 63 по 50/49 гг. до н. э. он вел подготовку к походу в Малую Азию, а сама военная кампания, проходившая весьма скоротечно и на первых порах успешно, подразумевает энергичное использование царем экономической системы, заложенной Митридатом Евпатором. Если бы Боспор в это время переживал экономический кризис, вряд ли Фарнак смог бы в течение одного с небольшим года (49-48 гг. до н. э.) захватить Колхиду, Малую Армению, Понтийскую Каппадокию и часть Пафлагонии, осадить Синопу и завладеть Амисом. Это было возможно только в результате функционирования укрепленных поселений на царской земле и эксплуатации потенциала городов Боспора, ориентированных его отцом на удовлетворение экономических нужд общепонтийской державы и сдерживание агрессивных поползновений варваров.

Глобальные планы Фарнака, как известно, потерпели крах. Основная причина этого — военные неудачи в борьбе с Цезарем. Однако существовала и более глубокая причина экономического характера. Как и в случае с Митридатом Евпатором, поражение и отступление Фарнака из Малой Азии вынудили его боспорских подданных, во главе с Асандром, переориентировать созданную Митридатом и Фарнаком систему военно-административных поселений на царской земле на усиление экономического потенциала самого Боспора и превращение его в бастион против варваров. Именно годами правления Фарнака II и Асандра датируются в настоящее время почти все укрепленные поселения на европейском и азиатском Боспоре. Эффективное использование этого потенциала позволило Боспору во второй половине I в. до н. э. чеканить полновесную золотую монету — яркое свидетельство того, что никакого экономического кризиса там не было и в помине.